1. Мы рады приветствовать вас на нашем сайте!

    После регистрации на форуме вы не сможете сразу создавать свои темы (или дневнички).
    Только написав 5 сообщений в любой теме на форуме (тем самым подтверждая, что вы хотите стать членом нашего дружного комьюнити) у вас откроется эта возможность.

    Также хотим обратить ваше внимание, что администрация сайта не поощряет неуважительного отношения к православной вере. Проще говоря: ежели кому матюкнуться или хиромантией с оккультизмом народ озадачить, зелья волшебные впарить, али БАДы заграничные - так это не к нам, просим мимо шлепать ))
    За нарушения подобного рода сразу бан.

    Спасибо за понимание!
    Скрыть объявление

Петров Пост

Тема в разделе "Всё о Постах", создана пользователем Umka, 16 Ноябрь 2013.

  1. Umka Administrator Команда форума

    Регистрация:
    17.08.2013
    Сообщения:
    35.732
    Симпатии:
    14.952
    Баллы:
    863
    Пол:
    Женский
    16 июня - 11 июля 2014 года


    102520337_Petrov_post.jpg
     
  2. Umka Administrator Команда форума

    Регистрация:
    17.08.2013
    Сообщения:
    35.732
    Симпатии:
    14.952
    Баллы:
    863
    Пол:
    Женский
    Начало Петрова поста

    top.jpg


    Если у человека спросить: «Как ты думаешь, какой самый страшный грех?» – один назовет убийство, другой воровство, третий подлость, четвертый предательство. На самом деле самый страшный грех – это неверие, а уж оно рождает и подлость, и предательство, и прелюбодеяние, и воровство, и убийство, и что угодно. Грех не есть проступок; проступок является следствием греха, как кашель – это не болезнь, а ее следствие. Очень часто бывает, что человек никого не убил, не ограбил, не сотворил какой-то подлости и поэтому думает о себе хорошо, но он не знает, что его грех хуже, чем убийство, и хуже, чем воровство, потому что он в своей жизни проходит мимо самого главного.

    Неверие – это состояние души, когда человек не чувствует Бога. Оно связано с неблагодарностью Богу, и им заражены не только люди, полностью отрицающие бытие Божие, но и каждый из нас. Как всякий смертный грех, неверие ослепляет человека. Если кого-то спросить, допустим, о высшей математике, он скажет: «Это не моя тема, я в этом ничего не понимаю». Если спросить о кулинарии, он скажет: «Я даже суп не умею варить, это не в моей компетенции». Но когда речь заходит о вере, тут все имеют собственное мнение. Один заявляет: я считаю так; другой: я считаю так. Один говорит: посты соблюдать не надо. А другой: моя бабушка была верующей и она вот так делала, поэтому надо делать так. И все берутся судить и рядить, хотя в большинстве случаев ничего в этом не понимают.

    Почему, когда вопросы касаются веры, каждый стремится обязательно высказать свое дурацкое мнение? Почему в этих вопросах люди вдруг становятся специалистами? Почему они уверены, что все здесь понимают, все знают? Потому что каждый считает, что он верует в той самой степени, в которой необходимо. На самом деле это совершенно не так, и это очень легко проверить. В Евангелии сказано: «Если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: «перейди отсюда туда», и она перейдет». Если этого не наблюдается, значит, нет веры даже с горчичное зерно. Так как человек ослеплен, то он считает, что верует достаточно, а на самом деле он не может совершить даже такой пустяк, как сдвинуть гору, которую и без веры сдвинуть можно. И из-за маловерия происходят все наши беды.

    Когда Господь шел по водам, Петр, который никого на свете не любил так, как Христа, захотел прийти к Нему и сказал: «Повели мне, и я пойду к Тебе». Господь говорит: «Иди». И Петр также пошел по водам, но на секунду испугался, усомнился и стал тонуть и воскликнул: «Господи, спаси меня, я погибаю!» Сначала он собрал всю свою веру и, на сколько ее хватило, на столько он и прошел, а потом, когда «запас» иссяк, стал тонуть.

    Вот так же и мы. Кто из нас не знает, что Бог есть? Все знают. Кто не знает, что Бог слышит наши молитвы? Все знают. Бог всеведущ, и, где бы мы ни были, Он слышит все слова, которые мы произносим. Мы знаем, что Господь благ. Даже в сегодняшнем Евангелии есть подтверждение этому, и вся наша жизнь показывает, как Он к нам милостив. Господь Иисус Христос говорит, что, если наше дитя просит хлеба, неужели мы дадим ему камень или, если просит рыбу, дадим ему змею. Кто из нас может так поступить? Никто. А ведь мы люди злые. Неужели это может совершить Господь, Который благ?

    Тем не менее мы все время ропщем, все время стонем, все время то с одним не согласны, то с другим. Господь нам говорит, что путь в Царствие Небесное лежит через многие страдания, а мы не верим. Нам все хочется быть здоровыми, счастливыми, мы все хотим на земле хорошо устроиться. Господь говорит, что только тот, кто пойдет за Ним и возьмет свой крест, достигнет Царствия Небесного, а нам это опять не подходит, мы снова настаиваем на своем, хотя считаем себя верующими. Чисто теоретически мы знаем, что в Евангелии содержится истина, однако вся наша жизнь идет против нее. И часто нет у нас страха Божия, потому что мы забываем, что Господь всегда рядом, всегда на нас смотрит. Поэтому мы так легко грешим, легко осуждаем, легко человеку можем пожелать зла, легко им пренебречь, оскорбить его, обидеть.

    Теоретически нам известно, что есть вездесущий Бог, но наше сердце далеко отстоит от Него, мы Его не чувствуем, нам кажется, что Бог где-то там, в бесконечном космосе, и Он нас не видит и не знает. Поэтому мы грешим, поэтому не соглашаемся с Его заповедями, претендуем на свободу других, хотим переделать все по-своему, хотим всю жизнь изменить и сделать ее такой, как мы считаем нужным. Но это совершенно неправильно, мы никак не можем в такой степени управлять своей жизнью. Мы можем только смиряться перед тем, что Господь нам дает, и радоваться тому благу и тем наказаниям, которые Он посылает, потому что через это Он нас учит Царствию Небесному. Но мы Ему не верим – мы не верим, что нельзя грубить, и поэтому грубим; не верим, что нельзя раздражаться, и раздражаемся; мы не верим, что нельзя завидовать, и часто кладем глаз на чужое и завидуем благополучию других людей. А некоторые дерзают завидовать и духовным дарованиям от Бога – это вообще грех страшный, потому что каждый от Бога получает то, что он может понести.

    Неверие – это удел не только людей, которые отрицают Бога; оно глубоко проникает и в нашу жизнь. Поэтому мы часто пребываем в унынии, в панике, не знаем, что нам делать; нас душат слезы, но это не слезы покаяния, они не очищают нас от греха – это слезы отчаяния, потому что мы забываем, что Господь все видит; мы злимся, ропщем, негодуем.

    Отчего мы всех близких хотим заставить ходить в церковь, молиться, причащаться? От неверия, потому что мы забываем, что Бог хочет того же. Мы забываем, что Бог каждому человеку желает спастись и о каждом заботится. Нам кажется, что никакого Бога нет, что от нас, от каких-то наших усилий что-то зависит,– и начинаем убеждать, рассказывать, объяснять, а делаем только хуже, потому что привлечь к Царствию Небесному можно лишь Духом Святым, а у нас Его нет. Поэтому мы только раздражаем людей, цепляемся к ним, надоедаем, мучаем, под благим предлогом превращаем их жизнь в ад.

    Мы нарушаем драгоценный дар, который дан человеку,– дар свободы. Своими претензиями, тем, что хотим всех переделать по своему образу и подобию, а не по образу Божию, мы претендуем на свободу других и стараемся всех заставить мыслить так, как мыслим сами, а это невозможно. Человеку можно открыть истину, если он о ней спрашивает, если он хочет ее узнать, мы же постоянно навязываем. В этом акте нет никакого смирения, а раз нет смирения, значит, нет благодати Святого Духа. А без благодати Святого Духа результата не будет никакого, вернее, будет, но противоположный.

    И вот так во всем. А причина в неверии – неверии Богу, неверии в Бога, в Его благой промысел, в то, что Бог есть любовь, что Он хочет всех спасти. Потому что, если бы мы верили Ему, мы бы так не поступали, мы бы только просили. Почему человек идет к какой-то бабке, к знахарке? Потому что он не верит ни в Бога, ни в Церковь, не верит в силу благодатную. Сначала он обойдет всех чародеев, колдунов, экстрасенсов, а если ничего не помогло, ну тогда уж обращается к Богу: авось поможет. И самое удивительное, что ведь помогает.

    Если бы какой-то человек все время нами пренебрегал, а потом у нас стал что-то просить, мы бы сказали: знаешь, так не годится, ты так ко мне препогано относился всю жизнь, а теперь приходишь у меня просить? Но Господь милостивый, Господь кроткий, Господь смиренный. Поэтому по каким бы путям-дорогам человек ни ходил, какие бы безобразия он ни делал, но если он обращается к Богу от сердца, на последний, как говорится, худой конец – Господь и тут помогает, потому что Он только и ждет нашей молитвы.

    Господь сказал: «О чем ни попросите Отца во имя Мое, даст вам», а мы не верим. Мы не верим ни в свою молитву, ни в то, что Бог нас слышит,– не верим ничему. Вот поэтому у нас все и пусто, поэтому наша молитва как бы и не исполняется, она не может не только гору сдвинуть, а не может вообще ничего управить.
     
  3. Umka Administrator Команда форума

    Регистрация:
    17.08.2013
    Сообщения:
    35.732
    Симпатии:
    14.952
    Баллы:
    863
    Пол:
    Женский
    (окончание***165)

    vrPrea0Vfmg.jpg


    Если бы мы действительно верили в Бога, тогда любого человека смогли бы на истинный путь направить. А направить на истинный путь возможно именно молитвой, потому что она оказывает человеку любовь. Молитва перед Богом – тайна, и в ней нет никакого насилия, есть только просьба: Господи, управь, помоги, исцели, спаси. Если бы мы так действовали, то достигли бы большего успеха. А мы все надеемся на разговоры, на то, что как-то сами управимся, что-то такое сохраним на какой-то черный день. Кто ждет черного дня, у того он обязательно настанет. Без Бога все равно ничего не достигнешь, поэтому Господь говорит: «Ищите прежде всего Царствия Божия, и остальное все приложится вам». Но мы и этому не верим. Наша жизнь не устремлена в Царствие Божие, она больше направлена на людей, на человеческие отношения, на то, как бы здесь все наладить. Мы хотим удовлетворить собственную гордость, собственное тщеславие, собственное честолюбие. Если бы мы стремились к Царствию Небесному, то радовались бы, когда нас притесняют, когда нас обижают, потому что это способствует нашему вхождению в Царствие Небесное. Мы бы радовались болезни, а мы ропщем и ужасаемся. Мы боимся смерти, все стараемся продлить свое существование, но опять не ради Господа, не ради покаяния, а по своему маловерию, из страха.

    Грех маловерия в нас проник очень глубоко, и с ним надо очень сильно бороться. Есть такое выражение: подвиг веры – потому что только вера может подвигнуть человека на что-то настоящее. И если каждый раз, когда в нашей жизни складывается такая ситуация, что мы можем поступить по-Божески и можем поступить по-человечески,– если каждый раз мы будем мужественно поступать по своей вере, то вера наша будет расти, она будет укрепляться.

    Если взять гирю и каждый день поднимать ее по десять раз, а через месяц мышцу измерить, мы увидим, что она увеличится в объеме; а через год она будет еще больше. Так и вера: если мы ежедневно будем совершать некий поступок не по чувствам, не по разуму, а по нашей вере, то она в нас умножится. Вот раздражает меня какой-то человек тем, что лезет ко мне со всякими глупостями; надоел до предела. Что делать? Хочется убежать или сказать ему в ответ какую-то колкость, нечто такое, чтобы он больше никогда в жизни не приставал. Это мне хочется как человеку грешному, а как я должен поступить по вере? По вере я должен рассуждать так: зачем Господь ежедневно посылает ко мне этого человека, зачем Он дал мне этот крест? Для чего меня жизнь все время с ним сталкивает? Чтобы я терпел, чтобы я приобрел смирение терпя. Значит, буду терпеть год, два, три, четыре, десять лет, пока не смирюсь полностью, пока меня не перестанет это раздражать.

    И если каждый раз мы будем поступать по вере, не выплескивать свое раздражение, а, наоборот, держать его внутри и просить у Бога: Господи, помоги мне, дай мне терпение удержаться, не сказать грубость, резкость, дай мне как-то выдержать это маленькое испытание,– если мы будем так делать день, два, неделю, месяц, год, десять лет, то как мышца укрепляется и становится сильней, так будет укрепляться и наша вера. И когда случится в нашей жизни какое-то действительно серьезное испытание, тогда мы сможем в вере устоять; мы не откажемся ни от Господа, ни от веры, ни от Царствия Небесного.

    Если на спортсмена, который всю жизнь тренирует свое тело, нападут разбойники, и он от них побежит, а они все прокуренные да пропитые, 60 метров пробегут и отстанут. Спасется человек – ему пригодится то, что он занимался спортом. Поэтому когда мы терпим, допустим, свое раздражение, или все время преодолеваем свою жадность, или совершаем еще какой-то волевой акт, поступаем не по чувствам нашим, а по нашей вере, как должен поступать христианин, то мы это делаем не напрасно. Мы готовим себя к более серьезному экзамену, который обязательно будет. И самый серьезный экзамен, самое главное испытание – это смерть. Но и до смерти у нас будет очень много испытаний, и по мере возрастания нашей веры они будут расти.

    Когда человек переходит в институте из курса в курс, экзамены все усложняются, а потом бывает самый главный, государственный, и диплом. Защита диплома – это наша смерть, а перед этим нужно сдать множество экзаменов. И чем больше растет наша вера, тем больше она будет Богом испытываться, потому что как иначе можно познать человека?

    Был такой случай со Спиридоном Тримифунтским: он пришел на собор, а стражник его не пускает. Он говорит: «Почему ты меня не пускаешь? Я епископ». А был он в простой пастушеской одежде, потому что пас скотину, добывая себе пропитание. Стражник его ударил, и Спиридон подставил ему другую щеку. Тот говорит: «А, теперь вижу, что ты епископ, проходи». Вот он, пропуск. Сразу видно, что этот человек христианин. Не надо никаких документов, что ты, дескать, верующий. Вот написано: христианин; фотография – борода, усы; и печать. Этого не надо, потому что христианин проверяется не документом.

    Единственный документ – исполняет человек заповеди Божии или не исполняет. А как это трудно! Какой-то простой мирянин бьет по лицу епископа. По церковным канонам тот, кто ударил епископа, отлучается от Церкви. То есть святитель Спиридон мог его за оскорбление священного сана отлучить от Церкви, и никто бы никогда ничего не сказал против этого. Но он его простил кротко сразу, и подставил левую, и на собор прошел, и все благополучно разрешилось, и того человека исцелил – он раскаялся. Вот поступок христианский. И наша христианская жизнь, и наша вера будут укрепляться, только если мы будем совершать христианские поступки.

    Мы все пока не христиане, а ученики и только пытаемся жить по-христиански. Но если мы хотим христианами стать, нужно постоянно совершать христианские поступки и словом, и делом, и мыслью. Вот мысль какая-то пришла – если человек не христианин, он начинает этой мысли следовать, пока не придет другая. Обычно у того, кто не ведет духовную жизнь, в голове все время прокручивается какое-то «кино»: то одно подумал, то другое, то на то посмотрел, то на это. Увидел человека красиво одетого – у него зависть появилась. Увидел кого-то на машине едущего – думает о том, что он загазовывает воздух. Увидел красивое лицо – значит, другие какие-то мысли пошли. И так ум все время плавает. Но христианин должен постоянно бороться с помыслами. Каждый раз, когда мы отсекаем помысел греховный, мы совершаем нравственный поступок. Этот поступок не видит никто, кроме Отца Небесного. И Господь, видя тайное, воздаст нам всегда явное – он укрепит нашу веру.

    Отсечь помысел не так уж трудно, это подвиг малый, но тем не менее еще раз руку согнул, еще раз поупражнял мышцу своей души, мышцу своей веры. Только таким образом можно веру укреплять. И любой спортсмен знает: сколько бы ты мышцу ни качал, но если ты год не тренируешься, то все исчезает. Тот, кто начинает заниматься спортом, обречен заниматься им до конца своих дней, иначе он превращается в огромную, неповоротливую тушу и у него портятся печень, легкие, сосуды, сердце. Так же и в христианской жизни. Не дай Бог кому-нибудь сделать эксперимент – взять и перестать молиться утром и вечером хотя бы дня три-четыре. На пятый день прочитать правило будет в сорок раз тяжелей, чем тогда, когда ты устал и пропустил, потому что душа уже ослабла.

    Поэтому, чтобы нам веру укреплять, необходимо постоянное упражнение в молитве, в чтении слова Божия. Надо постоянно себя понуждать. Неустанно, хочу – не хочу, могу – не могу, надо заставлять себя идти в храм. Устал – не устал, дела у меня – не дела, прошел срок порядочный – надо заставить себя подготовиться к причастию и причаститься Святых Христовых Тайн. Какая-то сложилась ситуация – как тебе ни хочется поступить греховно, надо заставить себя поступить по-христиански, независимо от того, что ты чувствуешь и что ты думаешь. Есть заповедь Божия – и исполняй. И постепенно мы увидим, что заповеди нам становится исполнять все легче и легче, а потом почувствуем, что нам невозможно совершить грех: мы настолько привыкнем исполнять заповеди Божии, что согрешать нам уже будет тяжело, мы не сможем даже себя к этому понудить – у нас возникнет навык христианской жизни. Вот это и есть возрастание нашей веры.

    Каждый из нас должен быть кремнем. Господь назвал камнем Петра: «петрос» по-гречески значит «скала». «Ты – Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою». Так же и мы. Если мы хотим быть храмом Святого Духа, домом Божиим, то должны обязательно веру свою укреплять и с неверием в своей душе постоянно бороться, не надеясь ни на каких людей, а только на Самого Единого Бога. И нужно постоянно к Нему обращаться. Только таким образом можно избавиться от этого пагубного греха неверия, который в каждом из нас есть, но присутствует так незаметно, что мы его не видим. В этом его и крайняя опасность. Аминь.


    Протоиерей Димитрий Смирнов.***165
     
  4. Umka Administrator Команда форума

    Регистрация:
    17.08.2013
    Сообщения:
    35.732
    Симпатии:
    14.952
    Баллы:
    863
    Пол:
    Женский
  5. Umka Administrator Команда форума

    Регистрация:
    17.08.2013
    Сообщения:
    35.732
    Симпатии:
    14.952
    Баллы:
    863
    Пол:
    Женский
  6. Umka Administrator Команда форума

    Регистрация:
    17.08.2013
    Сообщения:
    35.732
    Симпатии:
    14.952
    Баллы:
    863
    Пол:
    Женский
    Почему этот летний Пост назван именно так?


    Через 7 дней после праздника Троицы (Пятидесятницы) начинается Петров или Апостольский пост, в память о двух самых почитаемых апостолах Петре и Павле. В 2014 году Петров пост длится с с 16 июня по 12 июля.


    Установление Петрова поста – раньше его называли постом Пятидесятницы — относится к самым первым временам Православной Церкви. Особенно он утвердился, когда в Константинополе и Риме св. равноап. Константином Великим (ум. 337 г.; память 21 мая) были воздвигнуты храмы в честь свв. первоверховных апостолов Петра и Павла. Освящение константинопольского храма совершилось в день памяти апостолов 29 июня (по ст.стилю; т.е. 12 июля по новому), и с тех пор этот день стал особенно торжественным и на Востоке, и на Западе. Это день окончания поста. Начальная же его граница подвижна: она зависит от дня празднования Пасхи; поэтому продолжительность поста варьируется от 6 недель до недели и одного дня.

    [​IMG]
    В народе Петров пост звали просто «петровки» или «петровка-голодовка»: в начале лета от прошлого урожая уже мало что оставалось, а до нового еще далеко. Но почему же пост все-таки Петровский? Почему Апостольский понятно: апостолы всегда приготовляли себя к службе постом и молитвой (помните, как на вопрос учеников, почему они не могут изгнать бесов, Господь объяснил им, что сей род выходит только молитвой и постом (см. Марк 9, 29), и поэтому Церковь призывает нас к этому летнему посту по примеру тех, кто, приняв Святого Духа в день Св. Троицы (Пятидесятницы), «в труде и в изнурении, часто в бдении, в голоде и жажде, часто в посте» (2 Кор. 11, 27) готовились ко всемирной проповеди Евангелия. А именовать пост «петропавловским» просто неудобно – слишком громоздко; так уж получилось, что называя имена апостолов, мы произносим имя Петра первым.

    Святые апостолы были такими разными: Петр, старший брат апостола Андрея Первозванного, был простым, необразованным, бедным рыбаком; Павел – сын богатых и знатных родителей, римский гражданин, ученик известного иудейского законоучителя Гамалиила, «книжник и фарисей». Петр – верный ученик Христа с самого начала, свидетель всех событий его жизни с момента выхода на проповедь.

    Павел –злейший враг Христов, разжигавший в себе ненависть к христианам и выпросивший у синедриона разрешение преследовать христиан повсюду и приводить в Иерусалим связанными. Петр, маловерный, триждый отрекшийся от Христа, но сокрушенно покаявшийся и ставший началом Православия, основанием Церкви. И Павел, яростно сопротивлявшийся правде Господней, а после столь же пламенно уверовавший.

    Вдохновенный простец и неистовый оратор, Петр и Павел олицетворяют собой духовную твердость и разум – два столь необходимых миссионерских качества. Ведь чем как ни призывом к миссионерству должен откликаться в нас приход Петровского, т.е. Апостольского поста?

    Господь послал в мир апостолов для того, чтобы учить все народы:

    «Итак идите, научите все народы… уча их соблюдать всё, что Я повелел вам» (Мф. 28, 19; 20).

    «Если ты не хочешь учить и вразумлять себя в христианстве, то ты не ученик и не последователь Христа, — не для тебя посланы апостолы, — ты не то, чем были все христиане с самого начала христианства…» (Митр. Московский Филарет. Слова и речи: в 5 тт. Т. 4. — М., 1882. Сс. 151-152).



    Источник: http://www.pravmir.ru/petrov-post-2014/#ixzz361DQBZwH
     
  7. Umka Administrator Команда форума

    Регистрация:
    17.08.2013
    Сообщения:
    35.732
    Симпатии:
    14.952
    Баллы:
    863
    Пол:
    Женский
    Королевская трапеза на Петров пост

    А не подсказывает ли нам само имя поста и праздника, которым он заканчивается, в каких книгах нам лучше всего упражняться в это время?

    [​IMG]
    Богато постами Православие. Слава Богу! Исполнять бы. Но и с исполнением есть вопросы. Что главное в этом – апостольском — посту? Вот Великий пост есть десятина дней года, то есть попытка саму жизнь принести на алтарь. И еще это – приготовление к Пасхе, подобие добровольного распятия ради последующей Пасхальной благодати. А что такое Петров пост?

    Исторически он – «компенсаторный», то есть такой, который необходим для людей, не понесших благую тяготу Четыредесятницы. Болел человек или был в далеком путешествии, к примеру. Тогда, насладившись праздниками и дожив до окончания Пятидесятницы, он должен свою десятину Богу принести. Такова внутренняя история возникновения Петрова поста.

    Потом со временем, по законам цветения и разрастания жизни, это первичное семя обрастает дополнительными смыслами. И вот мы уже можем слышать о том, что Петров пост установлен в подражание Христовым ученикам. Те, отправляясь на всемирную проповедь, укреплялись молитвой и постом, и мы должны брать в руки оба вида духовного оружия и воевать по мере сил.

    Это распространенное толкование мне нравится. Только не очень нравятся вопросы «что можно есть?» И рецепты постных блюд мне нравятся, только если их не чересчур много, и если они не залезают на главное место в сознании, как некое тонкое воцарение чревоугодия над якобы постящимся человеком.

    Лето на дворе. Овощей надо есть побольше, зелени. Сама природа к легкости зовет. Но важно не забывать, что человек одним хлебом, то есть земной пищей, жив быть не может. Он живет полноценно, если кроме хлеба вкушает «всякий глагол, исходящий из уст Божиих». Что же вкушать в дни апостольского поста?

    А не подсказывает ли нам само имя поста и праздника, которым он заканчивается, в каких книгах нам лучше всего упражняться в это время?

    [​IMG]

    Четырнадцать Павловых посланий, два соборных послания Петра, и книга Деяний апостолов, в которой Петр и Павел – главные действующие лица – вот ответ на вопрос «что будем есть в петровском посту?» Семнадцать кушаний. Это не просто накрытый стол. Это – королевская трапеза с четырьмя или пятью переменами блюд.

    Мистический страх перед наличием в печенье сухого молока у нас в крови есть. А любви к уединению с открытой Библией перед глазами у нас в крови нет. Эту любовь нужно поселить в нашей крови, ее нужно воспитать и укоренить в самых глубинах нашего духовного организма. Это – всецерковная задача. И мы даже представить не можем, сколько благ отсюда в будущем может родиться.

    Можно читать по чуть-чуть. Например, встать утром, прочесть два абзаца и потом размышлять о прочитанном по дороге на метро или автобус. Можно носить маленькие издания Нового Завета с собой, и в удобное время давать пищу уму и сердцу радость.

    Молодые люди, те, что родились в наушниках и прекрасно разбираются в современной технике (старшим это тяжко дается) могут скачать на портативные устройства Псалтирь или апостольские послания и слушать их, когда хочешь.

    Вот так увидишь на улице молодого человека в наушниках, подумаешь, что он, вероятно, какую-то «кислоту» слушает, и забурчишь под нос по привычке. А он в это время назидается толкованием на послание апостола Павла к Колоссянам. Чудеса!

    Так или иначе, по чуть-чуть или большими кусками, регулярно или от случая к случаю, вслух или про себя, мы все обязаны читать Священное Писание. Цель занятия им – «да совершен будет Божий человек, на всякое дело благое приготовлен»

    Мы знаем Петра и Павла по именам. Но очень малое число людей чувствует их близость к себе. Когда же читает вдумчиво человек писания апостольские, то сам пламенеющий дух учеников Господних, приближаясь, согревает дух человеческий. Они, апостолы, должны быть родными нам. Родство это обретается на пути трудолюбивого и постоянного изучения их писаний.

    Ну а подлинным плодом хорошо проведенного петровского поста должно быть чувство сыновней близости к тем, которых зовут Камень (Петр) и Маленький (Павел). Вот как запоют на службе: «Петре и Павле, от Рима сошедшеся, утвердите нас», то стоящий в храме человек вдруг и почувствует, что сердце его знает этих людей. И он тогда повторит за хором: «От Рима сошедшеся, утвердите нас».



    Источник: http://www.pravmir.ru/korolevskaya-trapeza-napetrov-post/#ixzz361El6Gdh
     
  8. Umka Administrator Команда форума

    Регистрация:
    17.08.2013
    Сообщения:
    35.732
    Симпатии:
    14.952
    Баллы:
    863
    Пол:
    Женский
    Петров пост...

    Петров пост. Принцип поста очень доступно объяснял Иоанн Златоуст:***165

    подсчитай, сколько денег у тебя уходит на скоромный стол. Подсчитай, во сколько тебе будет обходиться постная трапеза без мяса и молока. И разницу отдавай нищим.

    пост3.jpg

    Если же с началом поста начинаются кулинарные изыски, а в итоге еда становится более дорогой и вкусной - то это извращение самой сути поста.
     
  9. Umka Administrator Команда форума

    Регистрация:
    17.08.2013
    Сообщения:
    35.732
    Симпатии:
    14.952
    Баллы:
    863
    Пол:
    Женский
    Петров пост

    Петров пост получил свое название и установлен в честь апостолов Петра и Павла. Поскольку они длительное время пребывали в молитве и воздержании от еды, готовясь к проповеди Евангелия всему миру. В народе его также называют летним, апостольским, Петровкой. Кроме этого еще и постом Пятидесятницы, ведь он всегда начинается в понедельник через 7 дней после Троицы (Пятидесятницы).

    Дата Троицы, как известно, зависит от празднования Пасхи. Именно поэтому Петров пост каждый год стартует в разные даты. Длится он 8-42 дня и неизменно заканчивается перед праздником Петра и Павла (12 июля). В 2014 году начало Петрова Поста – 16 июня.


    Каким должно быть меню в Петров Пост?

    Данный пост не строгий. Согласно церковным предписаниям, верующим разрешается употреблять рыбу, за исключением пятницы и среды. Но вот мяса, молочных продуктов и яиц не должно быть в рационе. Вино можно пить в небольшом количестве. В дни так называемого сухоядения (среда, пятница и понедельник) пища должна состоять только из сырых продуктов. Обычно это вода, хлеб, соль, сырые фрукты и овощи.

    В период поста не включается день Петра и Павла. Но если он отмечается в среду или пятницу, поститься необходимо.


    Смысл Петрова Поста

    Как и другое длительное воздержание от еды, Петров пост нацелен на телесное и духовное очищение. Поэтому период отказа от некоторой пищи – вовсе не диета, а время для покаяния, смирения и молитвы. В пост следует отказаться или ограничить себя в просмотре телевизионных (особенно развлекательных) передач, работе за компьютером, участии в каких-либо шумных гуляниях. Также не разрешено венчаться. Кроме прочего, церковь советует супругам воздержаться от интимной близости.

    У человека в современном мире вряд ли получится досконально придерживаться всех ограничений, предписанных церковными уставами. Однако в Петров пост каждый имеет возможность приблизиться к духовному самосовершенствованию. Для этого нужно выделить хотя бы немного времени на молитву, чтение православной литературы, посещение церкви и конечно же, на дела милосердия.
     
  10. Umka Administrator Команда форума

    Регистрация:
    17.08.2013
    Сообщения:
    35.732
    Симпатии:
    14.952
    Баллы:
    863
    Пол:
    Женский
    Преподобный Иустин Сербский говорит, что «невозможно быть человеком и не стремиться к Вечному…» Человеческая природа имеет в себе некую жажду Бога, желание искать Его и Его познавать! Тертуллиан еще говорил, что «каждая человеческая душа уже по природе – христианка!»


    Священное Писание очень ярко показывает и подчеркивает центральное положение человека во Вселенной, потому, что после сотворения мира человек был поставлен Богом господином над всем чувственным миром, священником всего мироздания!

    И как состоящий из души и тела, человек объединяет в себе духовный и вещественный миры, т.е. он является малым миром, микрокосмосом, вселенною в миниатюре. Как в зеркале человек таинственно отражает в себе все мироздание и отражает в себе Самого Бога!

    [​IMG]

    Человек, по замыслу Божию – это венец творения, прекрасная заключительная нота, вершина всех созданий Божиих и царственное драгоценное украшение всего Космоса, всей Вселенной, всего Мироздания!

    Преп. Макарий Великий прекрасно говорит, что «нет иной такой близости и взаимности, какая есть у души человеческой с Богом и у Бога с душой… Бог сотворил разные твари: сотворил небо и землю, солнце, луну, воды, древа плодоносные, всякие виды животных. Но ни в одной из сих тварей не почивает Господь. Всякая тварь во власти Его, однако же не утвердил Господь в них престола, не установил с ними общения. Благоволил же о едином человеке, с ним вступив во общение и в нем почивая!»

    Сердце человеческое – это таинственный прекрасный Престол, на котором человек должен приносить Творцу свою главную жертву – сокрушенный дух.

    Время любого Поста – это удивительная возможность для каждого из нас еще и еще раз прочувствовать и понять: великое достоинство человека; высоту вышнего звания; «ощутить, – как говорит преп. Антоний Великий, – сладость жизни по Богу». И одновременно ужаснуться от видения глубины нашего падения, нашего добровольного удаления себя от Бога Живаго…

    Душа, призванная быть обладательницей всего мира, жалко ползает по земле, довольствуясь тленом и плотью. Сердце, призванное быть умелым огранщиком духовных небесных алмазов, с удовольствием играется стекляшками земных дел и временных наслаждений! Ум, призванный быть Царем с радостью напяливает на себя грязные нищенские одежды срамных помыслов…

    «Почетно, но и очень опасно быть человеком», – говорят св. отцы.

    Человек пытается закрыть глаза на неумолимые метафизические вопросы о тайне бытия, о вечной жизни, о Боге, о смерти, о Суде, об аде и рае.

    Человек пытается забыться и для этого выбирает наиболее удобный для себя способ: деньги, слава, успех, наркотики, водка, блуд, собирание марок, установка новых спортивных рекордов.

    Человек хочет спрятаться от Бога! Спрятаться – обставив себя как крепостию красивыми вещами, влиятельными друзьями, накопленным богатством…

    Но как бы человек не относился к Вечным вопросам – они все равно будут подстерегать его на том или ином повороте его жизненной дороги... Человек плывет по реке жизни, беззаботно и радостно. Строит какие-то планы. Но как блаженный старец Паисий замечательно говорит: «Течение реки уносит нас далеко от того места, где мы хотели бы оказаться!» Неожиданная болезнь, смерть близких, какая-то внезапная катастрофа – и пробивается в человеческом сердце броня самодовольства, броня уверенности в себе, в правильности своей жизни. То, что человек считал светом в своей душе, оказывается страшной тьмой.

    Преп. Амвросий говорит, что человек – как жук. Когда тепло, светло, тихо – жук летает и думает: «Все поля – мои, все луга – мои». А пойдет дождик, подует ветер, жук прижмется к листку и говорит: «Только не спихни!» И порою человеку бывает полезно быть спихнутым с этой укатанной, ровной, удобной, самодовольной колеи жизни! Чтобы он услышал Евангельские слова: «Не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться! Душа не больше ли пищи, и тело – одежды?»

    Как бы человек не насыщал себя из корытца земных дел – все же в любом человеке есть такой внутренний сердечный голод, голод по такой полноте, которую не может насытить, наполнить, удовлетворить ничто земное, вещественное, временное…

    Только Церковь, только Вера, только Сам Христос Господь могут сдвинуть человеческую душу с мертвой точки, с того места, на котором духовная жизнь человека остановилась, замерла и стала похожей на загнивающую стоячую болотную воду…

    Душа человеческая грехом раздроблена на части и задача подвижнической жизни христианина (как говорят св. отцы) – исцелиться от этой трагической раздробленности! Душа должна стать целой, целостной, цельной, целомудренной! Эту целостность душа обретает в Церковных Таинствах, в непрестанной молитве, в покаянии, в стяжании благодати Св. Духа!

    И первое, что мы должны понять, осознать – что наша душа очень больна, что она вся – в проказе, в струпьях, в ранах и греховном гное. Чтобы мы не просто декларировали, что «да, мол, мы грешные, самые грешные», а чтобы по-настоящему, очень глубоко и очень серьезно прочувствовали черноту своей души, ее отдаленность от Бога!

    О величайшем достоинстве христиан св. Ап. Петр говорит: «Вы – род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел…» Звание христиан, учеников Христовых налагает на нас большую ответственность! А мы, зачастую, зная Божественную Небесную, Евангельскую весть, зная, что надо спасаться – все равно ведем очень расслабленную, вялую, пустую, неглубокую и не духовную жизнь! Наша жизнь как верующих людей не убедительна для окружающего мира.

    Мир и нас, современных христиан, как-то засасывает, увлекает, опьяняет, кружит голову! Мир очень много обещает, но всегда обманывает! Главное – это не расплескать Божественную благодать, которую дает нам Господь! Не растоптать сапогами повседневности, равнодушия, пошлости – те ростки духовной жизни, которые только начинают прорастать в нашем сердце!

    Христиане – это люди, увлеченные Небом! «Духа не угашайте!» – говорит Ап. Павел и предостерегает нас: «Вы куплены дорогою ценою; не делайтесь рабами человеков!» Вы искуплены драгоценной кровию Христа Спасителя! Не делайтесь рабами человеков, кумиров, рабами телевизоров, наркотиков, рабами успеха, денег… А самое главное – не делайтесь рабами своей гордыни, своей самости, самонадеянности!

    Нужно, чтобы мы были православными не только в храме, но и за его порогом – там, в наших буднях, в наших ежедневных встречах с людьми, в нашей семье!

    Преп. Нил Синайский говорит, что «нужно найти себе путь ко всему Прекрасному!» Это таинственное Прекрасное – Сам Бог, Сам Христос, Святая Церковь, Вера, Таинства, Евангелие, Благодать Св. Духа! Поэтому наше сердце должно пульсировать в одном ритме с жизнью Церкви! И все наши дела, планы, заботы мы должны «обернуть золотым покрывалом молитвы»! Должны почувствовать Небесный, Прекрасный удивительный «аромат Православия», должны познать «сладость Церковной жизни». Тогда мы поймем таинственный, удивительный, глубокий, возвышенный, неземной смысл слов Спасителя:***165

    «Ищите же прежде Царствия Божия и правды Его, и это все приложится вам!»
     
  11. Umka Administrator Команда форума

    Регистрация:
    17.08.2013
    Сообщения:
    35.732
    Симпатии:
    14.952
    Баллы:
    863
    Пол:
    Женский
    Молитвой и постом. Слово на начало Петрова поста

    140616210309.jpg


    Пост в честь первоверховных апостолов Петра и Павла — не такой строгий, как Великий Пост. Тем не менее, как говорит преподобный Серафим Саровский, «всё, что приняла святая Церковь, должно быть любезно сердцу христианина». Прославляя святых, мы прославляем Господа. И, совершая пост в память их, мы постимся ради Господа. Однако Господь предостерегает нас от фарисейского отношения к предписаниям Церкви.

    Христос знает, что в Его учениках, и дает им заповеди по их силам. Многие недоумевали, почему Он не заставил Своих учеников поститься столь же часто, как фарисеи и ученики Иоанновы. Господь говорит о том, как важно соблюдать дух поста. Не просто соблюдать пост как диету, а жить жизнью, исполненной самоотвержения. Хуже всего, когда стараются явиться постящимися, чтобы все видели их благочестие. Потому и сказано:***165

    «Милости хочу, а не жертвы».

    И печально, когда соблюдение установлений церковных угнетает человека, а не помогает ему жить.

    Чудесная премудрость Божия сохраняет труды поста и испытания для апостолов на те времена, когда они благодатью Христовой будут в достаточной мере уготованы для этого. Теперь они — сыны чертога брачного, когда Жених — с ними, и каждый день для них радость и праздник. Но так не будет всегда. Придут дни, когда отнимется у них Жених. Когда Христос оставит их, и мир будет яриться враждой против них, сердца их исполнятся печалью, и они будут поститься в те дни.

    Христос заранее видел Свой Крест. Но даже на пути ко Кресту Он знал радость, которую никто не может отнять, потому что это радость — присутствия Божия. И таким приобщением Христу должен быть наш пост. Обратим внимание, что не раз Господь уподобляет христианскую жизнь брачному пиру. Радость — первое свойство христианина.

    «Радуйтесь, — говорит апостол, — и снова говорю, радуйтесь».

    Слишком многие думают, что всё христианство заключается только в том, чтобы делать то, что не хочется, и не делать то, что хочется.

    Господь требует от каждого служения по его силам. Он не хочет «приставлять заплату к ветхой одежде, отодрав от новой одежды, ни вливать молодое вино в мехи ветхие». Он не налагает строгость и суровость правил на тех, кто только что пришел к Нему из мира, чтобы враг не искусил их желанием снова убежать в мир. Господь постепенно возводит нас от силы в силу, «и никто, пив старое вино, не захочет тотчас молодого; ибо говорит: «старое лучше»(Лк. 5, 39).
    Ученики могут быть искушаемы помыслами, что прежний образ их жизни лучше, пока постепенно не привыкнут к тому образу жизни, к которому призвал их Господь. Пока не будет дано им вкусить молодое вино благодати Духа Святого. Ученики Христовы должны будут иметь не только вид благочестия, но более всего — силу его.

    Обратим также внимание, что протестанты и современные католики стараются найти в 5 главе Евангелия от Луки оправдание отмены поста, поскольку обязательного поста у них практически не существует. А о том, что Сам Христос, прежде выхода на служение спасения мира, постился сорок дней, дав нам образ истинной духовной жизни, странным образом забывают. Но всё, что совершил Христос, должна совершать и Церковь. Как совершали это святые первоверховные апостолы Петр и Павел, прежде чем они приобщились в полноте Страданиям Христовым и Его Воскресению.

    В служении Христа пост представляет первый ответ на помазание Духом Святым. А также первое сражение, в котором Христос победил Своего врага, князя мира сего. Господь показал нам, как мы должны отражать искушения бесовские.

    «Род сей не хочет выйти иначе как молитвой и постом» (Мк. 9, 29).

    Как Сын Божий — Христос не имел нужды в посте, точно так же, как Он не имел нужды в сражении с диаволом, или в принятии крещения, или в помазании Духом Святым. Он совершил это ради нас, чтобы Его жизнь стала нашей жизнью. Чтобы Его Крестный пасхальный путь стал нашей Пасхой.

    «Дух не подчиняется Кресту, — говорит преподобный Исаак Сирин, — пока тело не подчинится духу».

    В приобщении Кресту — истинный смысл поста, и всякое уклонение от этого делает пост не только бесполезным, но вредным. Святые отцы говорят, что само Воплощение Божие являет высшее выражение аскезы. В основе его — величайшее смирение. Ибо нашего ради спасения Сын Божий совлекся славы Своего Божества, приняв зрак смиренного раба, отвергнутого миром.

    И мы должны задуматься также, почему иудеи, любители старых вин, высоко ценя, по привычке, древний закон, в большинстве своем отвергли евангельскую новизну, которая стала у них поперек горла. Эти два образа — приставление новой заплаты к ветхой одежде и вливание молодого вина в мехи ветхие — говорят о несовместимости между старым и новым, между иудейской удовлетворенностью внешним исполнением закона и устремленностью к обновлению духа в подлинно евангельском благочестии.


    Протоиерей Александр Шаргунов.***165
     
  12. Umka Administrator Команда форума

    Регистрация:
    17.08.2013
    Сообщения:
    35.732
    Симпатии:
    14.952
    Баллы:
    863
    Пол:
    Женский
    Петропавловский пост: что позволительно и что полезно


    [​IMG]
    Протоиерей Игорь Прекуп

    Двадцатый год как священник, а только сейчас подумалось: почему «Петров»?
    Если это пост, приготовительный к дню свв. Первоверховных апостолов Петра и Павла, то ему бы Петро-Павловским надо называться?..

    Да, я в курсе, что другое его название «Апостольский», но если уж по именам… Не знаю, то ли влияние латинского богословия, с точки зрения которого апостолу Петру вменяется исключительная миссия и особый статус, то ли еще что повлияло («Петров», конечно же, удобопроизносимей, чем «Петро-Павловский»), но я не в курсе.

    Почему-то имена Первоверховных Апостолов визуально ассоциируются у меня с известной картиной Эль Греко. Не знаю, почему. Скорее всего, потому что живопись очень хорошая. Сама по себе. Безотносительно к самим Апостолам.

    [​IMG]
    Доменико Эль Греко. Апостолы Петр и Павел. 1587–1592

    Безотносительно, потому что великий мастер не передал, по-моему, парадоксальности их единства.

    Единство чувствуется, и это, безусловно, самое главное, но если бы ему удалось показать их «разность», в сочетании с единством, то не только художественное, но и духовное достоинство картины было бы совсем иного уровня.

    Немудрено быть единым с тем, кто с тобой не только одной крови, но и того же уровня социального, интеллектуального, того же психологического типа, возраста, наконец…

    А у них, разве что, кровь. В остальном абсолютно разные люди: и по возрасту (Савл, будучи юношей, стерег одежды тех, кто побивал камнями прмч. архидиакона Стефана, а Петр уже был зрелым мужчиной), и социальному и интеллектуальному уровням (Петр – простой рыбак, Павел – наследственный римский гражданин, потомственный фарисей, получивший блестящее образование), по своему религиозному пути (Петр, будучи призван Христом, становится Его учеником раз и навсегда, хотя по малодушию и отрекается, но тут же раскаивается и горько стыдится этого поступка всю жизнь; Павел призывается Христом, «будучи неумеренным ревнителем отеческих преданий» (Гал. 1; 14), направляясь в Дамаск с целью «гнать Церковь Божию и опустошать ее» (13:).

    Жаль, что у Эль Греко эта «разность» не отражена, потому что единство Первоверховных Апостолов – свидетельство типично церковного единства, характеризующегося гармоничным сочетанием не уничтожаемых, а преодолеваемых противоречивых «особенностей». Все то, что не относится к сущности человека (возраст, пол, расовое, национальное и сословное происхождение, социальный статус, характер, внешние данные, развитие духовное, интеллектуальное, физическое и т.п.) – это хотя и не «безразличное», как у стоиков, но, все же, не более чем «особенности», которые, однако, часто становятся непреодолимыми препятствиями в отношениях между людьми, не объединяемых любовью во Христе.

    «Все мне позволительно, – рассуждает апостол Павел, – но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною» (1 Кор. 6; 12), – уточняет он, как бы давая нам некий алгоритм поста.

    Все эти биохимические классификации да кулинарные хитросплетения, которыми забиты стеллажи православных лавок, как-то не о том… Можно на одной растительной пище захлебнуться гурманством, а можно и, формально нарушая пост, не согрешить – все зависит от внутреннего состояния.

    Гортанобесие, например, как, впрочем, и чревоугодие, не так уж зависят от мясо-молочного компонента. Бывает, что человек вынужден есть мясо, независимо от того, какое время на дворе: пост – не пост, а у него режим и диета. Если он относится к уставному послаблению по немощи, как к поводу с чистой совестью стряхнуть с себя «бремена неудобоносимые» – это одно. Если же сознает, что, вынужденно отказываясь от соблюдения поста в пище, он лишается важного средства духовного оздоровления, и старается сводить это, хотя бы и не вменяемое в грех, отступление от церковной нормы до минимума, по возможности не увлекаясь ликованием плоти (лучше сказать, не давая себя увлечь) – это совсем другое.

    Все позволительно, потому что все чисто. Другое дело – полезно ли? А вот на этот вопрос каждый должен к своей совести прислушаться. Полезно ли пренебрегать церковными установлениями? Вопрос риторический.

    Но можно и с противоположной стороны посмотреть. Позволительно ли мне брать на себя большие нагрузки, не сообразуясь ни с физическими возможностями, ни с проблемами, которые у нас уже есть со здоровьем, ни со своей страстной натурой, которую чрезмерно злить не надо (и не только потому, что страсти в нас глубоко укоренены, а еще и потому, что чрезмерность от гордости, а из-за гордости благодать отступает и не только дополнительных сил нет, но и те, которые раньше были, куда-то делись…), ни с мнением духовника?

    Позволительно-то оно, позволительно, только вряд ли полезно. Стоит рассудительно подойти с этой точки зрения и никаких рискованных и душепагубных «подвигов» не будет.
     
  13. Umka Administrator Команда форума

    Регистрация:
    17.08.2013
    Сообщения:
    35.732
    Симпатии:
    14.952
    Баллы:
    863
    Пол:
    Женский
    (продолжение***165)


    Отдельный вопрос – наша зависимость от того, что становится для нас значимым по мере «вхождения во вкус». Ничто, – заметьте, – «ничто не должно обладать мною».

    Все то, что дано нам в качестве средства, не должно превращаться в самоцель, не должно становиться нашим идолом и источником наслаждения. Банальные слова?.. Быть может.

    Если иметь в виду «пищу и питие», которые неважны для Царства Божия, тогда, конечно, все это жевано-пережевано. А если взглянуть с другой точки зрения?

    Ведь «подсесть» можно и на что-то отнюдь не низменное: не на тупые развлечения, не на всякие животные удовольствия, нет… Можно стать пленником своего дара (поэтического, музыкального, художественного – далее можете продолжить по своему усмотрению), а можно стать «невольником чести» (всё видя сквозь призму людских мнений, бытующих представлений о почетном и постыдном, будучи не в состоянии мыслить в категориях Евангелия, не боясь, «что люди скажут»), или, обоснованно восхитившись прекрасной идеей, позволить ей захватить душу и стать фанатиком, плодами деятельности которого, согласно непреложному закону революции, будут пользоваться негодяи.

    Впрочем, есть и более тонкие варианты: «подсесть» можно и на благодатные переживания… благодатные без всяких кавычек! Не надо обольщаться, думая, что истинные религиозные переживания для бесов – что для человека нервно-паралитический газ. Благодать для них смрад, но тут и степень «смрада» разная, и «устойчивость» к благодати разная у них. В прелесть ведь тоже не сразу люди впадали. Этому предшествовал какой-никакой реальный духовный опыт.

    [​IMG]

    Так вот один из опаснейших моментов аскетической жизни – искушение «духовным сладострастием». На самом деле очень непросто определить, когда человек уже не столько заботится о чистоте своей души, о ее богоугодности, сколько о переживаниях, свидетельствующих об этом, вернее, о переживаниях, которые, по идее, указывают на душевную чистоту и духовное здоровье, хотя, на самом деле, это вовсе необязательно так.

    Нравится человеку молиться, например. Вот, как определить, в какой момент он уже не столько к Богу стремится, сколько к упоительным состояниям мира, глубокой приобщенности истинной реальности? А ведь это всё так хрупко… Так легко замутить эту гладь! А вокруг столько искушений… Причем, что интересно: нынешнее поколение прельщенных – начитанное!

    Если в XIX веке наивный душевный сластолюбец пускался в подражания западным образцам, впадая в сентиментальные состояния, «фантазируя под канарейками в зимнем саду», то нынешний – грамотный, он знает признаки прелести, он эту симптоматику изучил «от и до», и не позволит ей проявляться, давая повод (в первую очередь, самому себе) подозревать у себя духовную болезнь.

    Зная, например, что прелесть проявляется в восторженности, резкости суждений, в осуждении всех и вся, раздражительности и встревании повсюду со своим мнением, он постарается этого всего избегать не только на уровне внешних проявлений, но так, чтобы самому за собой не замечать ничего подобного. Он будет мыслить и вести себя так, чтобы себе же не дать повода усомниться в истинности собственного духовного пути, не выбора, не конфессиональной принадлежности – об этом речи нет, в данном случае, а именно своего пути своего внутреннего состояния.

    По виду, и не только со стороны, но и со своей же точки зрения, он мирен и смирен, молитвен и кроток; он настолько уверен в чистоте своих намерений, в сверхценности своих «духовных» переживаний (никаких восторгов, а то как бы не распознать примесь чуждую! – все сдержанно, приглушенно, размеренно и… тем более упоительно, как любая сдерживаемая страсть!!!..), что с легкостью сделает подлость, слицемерит, пройдет мимо чужой беды – а как же?.. Он ведь мудрый: не попадается на дьявольские уловки, из-за которых может потерять «мирное устроение духа». Его не обманешь соблазнами «падшего добра»!

    И подлость свою он оправдает и обоснует выдержками из Писания и Отцов. Да так виртуозно, что и в самом деле получается, никакая это не подлость и не лицемерие, а самая что ни на есть дистиллированная праведность, помышляющая о горнем, руководствующаяся высшими соображениями о благе Церкви, а потому недоступная одержимым плотским мудрованием.
     
  14. Umka Administrator Команда форума

    Регистрация:
    17.08.2013
    Сообщения:
    35.732
    Симпатии:
    14.952
    Баллы:
    863
    Пол:
    Женский
    (окончание***165)


    Согласно такой «мудрости», в притче о милосердном самарянине нет отрицательных героев (впрочем, вряд ли он себе в этом признается; из святоотеческих толкований ему известно, кто есть кто). Каждый хорош по-своему, каждый поступил правильно: священник и левит не уклонились от своих путей, не осквернились ни контактом с иноверцем (да еще и врагом), ни кровью его не перепачкались, и вообще, эти самаряне: с паршивой овцы – хоть шерсти клок, как говорится. Если остановился, погрузил и отвез в гостиницу, значит, в отличие от священника и левита, никуда не торопился, да и терять ему нечего было, он же не связан правилами ритуальной чистоты, да и бесы их, неверных, не искушают, потому они и творят добро с легкостью… Вот так, пожалуй.

    Да, несколько гиперболизировано, только от этого не менее правдиво. К сожалению, такова реальность. Если человеком начинает обладать что-то, он маму родную продаст, чтобы не лишиться того, что им, как это ни странно звучит, обладает.

    То же и с «духовным» сладострастием: лишь бы не лишиться того, что обеспечивает упоительное состояние. Если этому угрожают муки совести, что проще: поступить по совести или обмануть ее? Поступить по ее подсказке – риск втянуться в длительные неприятности, которые точно мира и покоя лишат надолго.

    И тут услужливая память вылавливает слова прп. Серафима: «Стяжи дух мирен, и тысячи вокруг тебя спасутся». О! Ja-ja! Я это делаю ради спасения других, не ради собственного комфорта, но исключительно заботясь о других, о тех, кому я не смогу помочь, если из-за одного человека, который оказался не в том месте и не в то время, потеряю мир, стану вместилищем страстей

    Быть может, в его сознании всплывет евангельский образ пастыря, оставляющего в горах девяносто девять овец и отправляющегося на поиски единственной заблудшей, но он феноменально легко отмахнется от этого явно искусительного помысла (он ведь тревогу вызывает, а всякое дерево, как известно…), объяснив его лишь тем, что Господу было угодно показать, как Он заботится о грешниках и радуется о каждой заблудшей душе… причем тут мы? Давайте тогда начнем бесов изгонять и мертвых воскрешать! Это что – тоже пример для подражания?! Мы что, сектанты какие?!..

    Нет, мы не сектанты. Мы хуже. Мы нехристи. Ибо Христово учение толкуем по-фарисейски. Господь обличал фарисеев, что они своим преданием устранили заповедь Божию (Мф. 15; 3 – 9).

    Дело не только в том, что это предание было не священным, что это было «их» предание, а в том, что им подменяли заповедь Божию. Не в том их грех был, что они руководствовались раввинистическими поучениями, а что пользовались ими вопреки букве и духу Закона и Пророков.

    [​IMG]

    Так ведь и у нас то же самое: предназначенное к истолкованию и укреплению заповедей мы используем, чтобы выскользнуть из-под их ярма.

    Каноны, богослужебный устав, всевозможные чинопоследования и установления – все это предназначено для прочтения и осуществления в контексте евангельских заповедей, но нам удобнее наоборот.

    Это «удобство» (именно оно, а не какие-нибудь целенаправленные сатанинские замыслы), вернее, страстное нежелание лишиться его, ослепило, в свое время, многих иудеев настолько, что они не узнали в избитом и оплеванном Иисусе предвозвещенного Пророками Мессию, в Котором не было «ни вида, ни величия…

    Он был презрен и умален между людьми, – рассказывает о Нем Исаия, – муж скорбей и изведавший болезни, и мы отвращали от Него лице свое; Он был презираем, и мы ни во что ставили Его… Мы думали, что Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом. Но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши» (Ис. 53; 2 – 5).

    Пост – средство освобождения нашего естества от того, что пытается нами «обладать».

    Но, благодаря свободной воле, мы всё, что угодно из данного нам Богом во благо, можем обратить себе на погибель. В том числе и пост, если его правила начинают нами обладать настолько, что мы теряем из поля зрения цель поста: свободу от страстей; от всех, не только плотских, но, в первую очередь, душевных, ибо, насколько душа важнее тела, настолько душевные грехи пагубнее плотских. Свободу, но не как самоцель, а как условие добродетели, из которой высшая – любовь. Высшая и раскрывающаяся в полноте как венец всех добродетелей, но с самого начала жизни по вере действующая как жизненный нерв и критерий истинности всех наших мотивов и целей.

    «Какое приобретение от поста, молитвы, бдения, когда нет мира и любви и прочих плодов духовной благодати, какие перечисляет святой Апостол?» – риторически вопрошает прп. Макарий Египетский.

    Этими словами нисколько не принижается достоинство поста и молитвы. Указывается лишь на их служебное, вспомогательное значение.

    «Иоанн Богослов говорит: „Сего ради явися Сын Божий, да разрушит дела диаволя“ (1 Ин. 3; 8). Дела же диавола, – учит прп. Симеон Новый Богослов, – суть всякий грех – зависть, ложь, лукавство, ненависть, вражда, злопамятство, клевета, гнев, ярость, гордость, тщеславие, немилосердие, лихоимство, хищение, неправда, похоть злая, спорливость, бранчивость, задорность, пересмешки, клятьбы, богозабвение, бесчеловечие и всякое другое зло. Итак, тем, кои именуются христианами и делают такие дела диавола, что пользы от того, что они именуются христианами, когда явление Сына Божия не разрушило в них этих дел диавольских? Если кто скажет, что некоторые из таковых изъясняют Божественные Писания, богословствуют, проповедуют православные догматы, да ведает, что не в этом состоит дело Христово. Иоанн Богослов не говорит: «Сего ради явися Сын Божий», да богословствуют и да православствуют некоторые, но „да разрушит дела диаволя“».

    Плод – цель любой деятельности, у каждой – свой. Соответственно и у поста должны быть, как сказано выше, «мир и любовь и прочие плоды духовной благодати». Пост, соблюдаемый жестко, может оказаться бесплодным; пост, смягченный по немощи (объективно, а не в угоду своим страстишкам), если он соблюдается со смирением и старанием хранить себя на путях заповедей, может принести сторичный плод.




    Источник: http://www.pravmir.ru/petropavlovskij-post-chto-pozvolitelno-i-chto-polezno/#ixzz361O1Dk7s
     
  15. Umka Administrator Команда форума

    Регистрация:
    17.08.2013
    Сообщения:
    35.732
    Симпатии:
    14.952
    Баллы:
    863
    Пол:
    Женский
    Рождество Иоанна Предтечи: От Ивана до Иоанна

    Посмотрите в эти июльские дни на наши СМИ. Лишь упоминания, что православные 7 июля «отмечают» праздник Иоанна Крестителя, а далее - сплошной Иван Купала с разбором гадательных практик, устройством и формой купальских костров, характеристикой 12 трав для венков, формы и технологии изготовления «оберегов» и тексты заговоров...


    [​IMG]

    Рождество Иоанна, Пророка, Предтечи и Крестителя Господа нашего Иисуса Христа было предвозвещено Пророком Исаией еще за 700 лет до самого события: «Глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте в степи стези Богу нашему» (Ис. 40, 3), а прославил его Сам Господь, Который назвал Иоанна Ангелом и сказал, что из рожденных женами не восставал больший Иоанна Крестителя (Мф. 11, 10-11).

    Сами события этого рождества, как предшествующие, так и последующие заставляют сердце замереть в страхе благоговейном и восхищенном. Постичь умом, и тем паче построить какую то логическую цепочку в череде евангельского повествования об этом событии невозможно, и поэтому невоцерковленный испытывает смущение, атеист скептически машет рукой, прибавляя свой стандартный эпитет: «Сказки все это», а верующий…

    Верующий просто лоб крестит, да молитву, какую сердце подсказывает, повторяет. Ведь для него — «Ты еси Бог, творяй чудеса» вполне естественно и жизненно.

    Не поражаться же произошедшему столь давно, но отнюдь не утратившему современного (здесь хорошо, более емкое, украинское определение «сучасного») значения невозможно. Тут не только удивительность самого рождения у престарелых родителей, но и вся радуга сомнений и вопросов, столь характерных для человека нынешнего времени при проявлениях Божьего промысла. Ведь мы знаем, что священник Захария был праведным, и в тоже время, когда ему возвестил архангел Гавриил, что родится от него Предтеча, Захарий не поверил. Не поверил, хотя был полон веры в Бога.

    До самого рождения Иоанна Предтечи наказывается его отец немотой. Праведник — наказывается! И хотя близко удивительное избавление от наказания, невольно задумываешься: ежели праведника наказал Господь, то как же он меня, любимого, терпит? Вот тут и становится понятным евангельское восклицание: верую, Господи! помоги моему неверию. (Мар.9:24)

    Вера укрепляется на примерах тех, кто, имея ее, достиг пажитей Небесных, и здесь Иоанн Предтеча, которого Сам Господь называл Ангелом, и есть идеал праведности в теле человеческом, носитель ангельского духа, чистоты и совершенства.


    Пустыня стала для него училищем благочестия, и даже в ней он был велик

    В пустыне Предтеча питался только акридами и диким медом, одевался лишь в одежду из верблюжьего волоса, опоясывался кожаным поясом, приготовляя себя к высокому своему служению. Именно он — Иоанн, есть начало начал монашества.

    Его слова были настолько сильны, что потрясали многочисленных слушателей до глубины души. Именно с него берет начало миссионерское служение, апостольское благовестие.

    Предтеча безбоязненно обращал свое пламенное слово против таких гордых и надменных нравом фарисеев и саддукеев, называя их порождениями ехидными. Уста праведника не смыкались до самой мученической кончины. Здесь — источник «веры до крови», то есть мученического подвига исповедания Христа.

    Традиция прославлять Иоанна Крестителя в дни его рождения и мученической кончины сложилась еще в первых христианских общинах. С III века Праздник Рождества Иоанна Предтечи уже широко отмечался как восточными, так и западными христианами — его называли «светлым торжеством» и «денницей Солнца правды». В начале IV века праздник был введен в христианский календарь.


    Дивен Господь во святых своих. Знаем мы это

    [​IMG]
    Иоанн Креститель

    Ведаем и иное, что не терпит лукавый тех, кто словом и делом, мыслью и жизнью, не щадя живота своего в любых обстоятельствах, остается верным Христу и на протяжении веков питает окружающих истиною Правды.

    Великое лукавому не подвластно, но смущать, пугать и вносить разброд, неразбериху и сомнения он может. Тем более, что прошел большую практику дел подобных, как в ветхозаветные, так и в наши времена.

    Брань с многобожием, основной ставкой «врага мiра сего» — не прекратится до времен последних, и в том, что эта баталия через наши города, веси и души проходит — сомнений нет.

    Христианство пришло в Русь языческую, и хотя верования славян нельзя сравнивать с язычеством народов Западной Европы или Востока по причине его человеколюбия и своего рода «гуманности», тем не менее многобожие, жертвы и идолы имели, как говорится, место быть.

    Христианская идея «милосердного Бога», помогающего и сострадательного принимается нашими предками практически сразу, но нельзя сказать, что Дажбог, Перун и прочие «боги», сброшенные равноапостольным Владимиром в Днепр, сразу преодолели пороги русского Иордана и наших душ.

    Языческие традиции одним словом не перешибешь, да и в православном христианском опыте не было принято выкашивать всё дотла. Некоторые народные традиции просто наполняли новым смысловым содержанием, и они сами собой постепенно приходили в соответствие с христианскими нормами.
     
  16. Umka Administrator Команда форума

    Регистрация:
    17.08.2013
    Сообщения:
    35.732
    Симпатии:
    14.952
    Баллы:
    863
    Пол:
    Женский
    (окончание***165)


    Так было и при установлении праздника Предтече Господнему Иоанну


    Необходимо было изжить в народе языческую традицию, связанную с разнузданностью нравов, гаданиями и поклонению стихиям природы. Концентрировались же все эти, из глубины веков пришедшие, дохристианские суеверия, верования и предрассудки в конце июня, во время летнего солнцестояния, когда прекрасное светило дня, по достижении высокого проявления своих сил, делает первый поворот на зиму. В этот день наши предки-язычники и праздновали Ивана Купалу, а ночь с 23-го на 24-ое была для них самой мистической в году.

    «Концентрация» эта была многообразна, красочна и многопланова, да и не удивительно, ведь Купала был в первом ряду языческих богов и считался богом плодов земных, то ли третьим, то ли пятым по значимости после Перуна.

    Вот, что пишет о языческом Купале русский историк Кайсаров: «Русское божество, коего истукан стоял в Киеве. Купало был богом плодов, его причисляли к знатнейшим богам. В начале жатвы ему приносили Жертвы. Тогда на полях зажигали большие костры: а юноши и девицы, цветами увенчанные плясали около огня при радостном пении: наконец скакали они и гнали свое стадо через огонь. Эти добрые люди думали, что он обезопасит их от леших».

    Кайсаров — скромный историк, более нечестивые «обычаи» воплощаемые в реальность в этот день и ночь опускает, а их хватало, начиная от поиска суженного-ряженного, гаданий, купания нагишом, огненного очищения, сжигания одежд больных детей и заканчивая откровенным блудом и жертвоприношениями…

    Установление праздника Рождества Иоанна Предтечи в этот день (хотя по временному отрезку между Рождеством Предтечи и Спасителя оно вполне отвечает евангельскому повествованию) позволило оставить добрую поросль, убрав языческие плевелы. И праздник был принят народом нашим, хотя старинные верования отмирали довольно долго.

    Так в «Стоглаве» (сборнике решений Стоглавого собора 1551 года) рассказывается о купальских празднествах, — что во время них «нецыи, пожар запалив, предскакаху по древнему некоему обычаю»; что «против праздника Рождества Великого Иоанна Предтечи и в нощи на самый праздник, и в весь день и до нощи мужи и жены и дети в домех и по улицам и ходя и по водам, глумы творят всякими играми и всякими скомрашествы и песни сатанинскими и плясками, гусльми и иными многими виды и скаредными образовании. И егда нощь мимо ходит, тогда отходят к роще с великим кричанием, аки бесни, омываются водою».

    Но вот уже в начале XX века видный исследователь истории традиций и обычаев А. А. Коринфский (1868-1937) пишет в своей «Народной Руси»: «В славянском мире, у всех без исключения народностей, до сих пор купальские празднества не вполне утратили свое первоначальное значение, несмотря на многовековую давность христианства. Из области народной веры они перешли в круг простонародных суеверий, из обрядов — в обычаи, в большинстве случаев служащие забавою для сельской молодежи, совершенно бессознательно воскрешающей на своих игрищах потускнелые образы, безвозвратно канувшие в реку забвения. В старину, когда еще свежа была в народе память языческого прошлого, славяно-русская Церковь вела упорную борьбу с этими обычаями и играми. В настоящее же время только в трудах, оставленных пытливыми исследователями старины в наследие будущему бытописателю человечества, и можно найти более или менее ясное представление о какой-нибудь определенной связи современных простонародных поверий с былой верою».

    Не менее спокоен и автор «Настольной книги для священнослужителя» С. Булгаков. В его комментарии на 24 июня читаем: «Под именем Купалы наши предки боготворили благодетельную для растений силу воды и животную теплоту солнца и веровали, что этот Купала сокрыт и в воде, и в огне, и в травах. Во времена христианские наши предки, по своей неразвитости, смешивая языческое с христианским, присоединили праздник Купалы к празднику св. Иоанна Крестителя, дав св. Предтече прозвание Ивана Купалы. В некоторых местностях описанные суеверия существуют и в настоящее время, и для искоренения этих суеверий, унизительных для христиан и оскорбительных для памяти Крестителя Господня Иоанна, требуется усиление пастырского воздействия на жителей этих местностей».


    Казалось бы, плевелы язычества почти выкошены, а пеньки идолов в основном выкорчеваны

    Но лукавый в очередной раз подсуетился…

    Время «толерантности и гуманности» на дворе и как результат — всплеск самого низкого, до элементарного уровня простого, не требующего ни ума, ни знаний верования вновь расцвело. Причин этого множество, но главная из них — духовная бесхребетность, желание получить удовольствие телесное с минимумом затраты как ума, так и сил.

    Посмотрите в эти июльские дни на все роды СМИ, независимо от их политической окраски и источников финансирования. Лишь упоминания, что православные 7 июля «отмечают» праздник Иоанна Крестителя, а далее — сплошной Иван Купала с разбором гадательных практик, устройством и формой купальских костров, характеристикой 12 трав для венков, формы и технологии изготовления «оберегов» и тексты заговоров.

    Цель одна: сделать из православного праздника, дня памяти и молитвы, очередное празднество похоти. Тут невольно вспоминаются слова летописца псковского Памфилова монастыря, который, описывая эти «празднества» «во градех и в селех» еще в XVI веке, находил возможным сказать, что «в годину ту сатана красуется, яко же сущии древнии идолослужителие бесовский праздник сей празднуют».

    Беда в том, что в разгул современного неоязычества постоянно вовлекаются дети, которым за яркими одеждами, кострами и игрищами не видим тот, кто управляет языческим игрищем.

    И все же, на фоне раздуваемых по знанию или незнанию «купальских торжеств» нелепостью являются утверждения о якобы существовавшем двоеверии — одновременном исповедании христианства и язычества. Из древних языческих обрядов наш народ сохранил только музыкальный песенный и плясовой элемент — хороводы, песни, игры. Исполняемые обряды пока не носят ярко выраженного религиозного характера. Это лишь продолжение народной эстетической традиции. Имена большинства языческих богов забыты, а оставшиеся — Купала, Лада, Ярило — воспринимаются большинством как игровые персонажи.

    Но помнить надобно православному, что непрекращающиеся старания лукавого придать иное значение этому дню могут кощунственно оскорбить того, кто когда-то потряс сердца человеческие проповедью Покаяния и своим пламенным призывом предуготовил путь Самому Богу.

    Святой Иоанне Пророче, Крестителю Господень, моли Бога о нас!


    Протоиерей Александр Авдюгин***165




    Источник: http://www.pravmir.ru/ivan-kupala-i-ioann-krestitel-ot-ivana-do-ioanna/#ixzz36gRsxZ3P
     
  17. Umka Administrator Команда форума

    Регистрация:
    17.08.2013
    Сообщения:
    35.732
    Симпатии:
    14.952
    Баллы:
    863
    Пол:
    Женский
    Ученики: апостол Петр

    Каким он был, этот Первоверховный апостол?

    [​IMG]

    В местечке Кесария, откуда берет свой исток Иордан, на песке лежит бетонный конус. Если взяться за специальную ручку и со всей силой надавить, он начинает медленно катиться и оставляет на песке оттиск, на разных языках повторяя одну и ту же фразу: «Ты Христос, Сын Бога Живого».

    Эти слова от лица всех апостолов произнес на этом месте апостол Петр. Это были дерзновенные слова. О Христе говорили разное. Большинство склонялось к тому, что Он — один из пророков. Но Петр называет Иисуса Его подлинным Именем. Ты — Тот Самый долгожданный Помазанник Божий, Которого ждал мир, Ты — Сын Божий. На этом утверждении строится все христианская вера и это — самая важная формула христианства.

    В ответ на слова ученика Иисус отвечает: Блажен ты, Симон… Я говорю тебе: ты — Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее; и дам тебе ключи Царства Небесного: и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах (Мф 16:18—19).

    Уже только об этом обещании, данном Петру и в его лице — всем апостолам, можно написать целую богословскую книгу, уж очень важны эти слова. Несомненно, что апостолы выделяли Петра как старшего. Очень часто мы слышим вопросы, заданные Иисусу Петром. Тут важно помнить, что Петр во многих случаях действует не от своего лица, а как старший, по поручению всех остальных апостолов. Так же и обещания, данные Христом Петру, не означают, что они касаются только Петра, но — обращены ко всем апостолам.

    Обратим внимание на очень важные слова: Дам тебе ключи Царства Небесного: и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах…

    Каким он был, этот Первоверховный апостол? Симон (прежнее имя Петра) был зрелым человеком, рыбаком. В Капернауме у него был дом, в котором жили жена и другие родственники. Впоследствии жена Петра станет его спутницей в миссионерских трудах.

    Взглянем на портрет Петра, каким его рисуют Евангелия. А рисуют они совсем не такого Петра, какого изображают мощные статуи, украшающие фронтоны величественных соборов. Перед нами не гигант духа, не князь Церкви, сжимающий стальной рукой ключи Царства Небесного, а обычный человек, такой же, как и все мы. И нам дорог и близок именно такой Петр.

    Вот он бросает лодку и дом свой, уходя за Иисусом странствовать. Вот он уговаривает Христа отказаться от Крестного пути, на что слышит в ответ резкое: отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое (Мф 16:23).

    Вот Петр, осиянный Фаворским светом, немного суетливо предлагает: Господи! хорошо нам здесь быть; если хочешь, сделаем здесь три кущи: Тебе одну, и Моисею одну, и одну Илии (Мф 17:4). А вот Петр видит Христа, идущего по воде, бросается к Учителю, …но, видя сильный ветер, испугался и, начав утопать, закричал: Господи! спаси меня. Иисус тотчас простер руку, поддержал его и говорит ему: маловерный! зачем ты усомнился? (Мф 14:30—31).

    На Тайной Вечери Петр не решается сам спросить, кто из Апостолов предатель, и просит об этом младшего, Иоанна. И тут же самонадеянно убеждает Иисуса: Господи! с Тобою я готов и в темницу, и на смерть идти. Но (Иисус) сказал: говорю тебе, Петр, не пропоет петух сегодня, как ты трижды отречешься, что не знаешь Меня (Лк 22:33—34).

    «Я? Отрекусь?» Петр оскорблен. В Гефсиманском саду, несмотря на просьбу Христа пободрствовать вместе с Ним, Петр засыпает. Но когда раздается лязганье оружия, вскакивает и, едва придя в себя, хватает меч и бросается защищать Учителя: отсекает ухо одному из пришедших арестовать Иисуса.

    Иисуса уводят, но Петр следует за Ним. Ему удается проникнуть во двор дома Первосвященника. Вдруг кто-то его узнает: «Не ты ли был с Иисусом?» Трижды разные люди спрашивают, и трижды Петр отвечает: нет…
    После третьего отречения тотчас пропел петух. Тогда Христос, повернувшись взглянул на Петра, и Петр вспомнил слово Господа, как Он сказал ему: прежде нежели пропоет петух, отречешься от Меня трижды.
    И, выйдя вон, горько заплакал
    (Лк 22:61—62).
     
  18. Umka Administrator Команда форума

    Регистрация:
    17.08.2013
    Сообщения:
    35.732
    Симпатии:
    14.952
    Баллы:
    863
    Пол:
    Женский
    (продолжение***165)


    Какой живой образ! Человек добрый и верный, в то же время порывистый и совершающий иногда необдуманные поступки.

    ap_petr12_2.jpg

    Можно представить себе, как тяжелы были Страстные пятница, суббота для Петра. Он — такой же, как Иуда… Тот предал, а он, Петр — отрекся. Нет ему прощения!.. Да, но Христос знает, что Петр на самом деле любит Его. О, если бы он мог сказать Учителю об этом и доказать свою любовь!..

    И такой шанс Петру был дан. Когда Петр слышит, что Христа во Гробе нет, он бросается ко Гробу, заглядывает в гробовую пещеру… влезает туда... И верно, лишь белеющие покровы, которыми было обвито тело. Но где оно? Похищено? А может быть...

    …А потом будут эти удивительные встречи с Воскресшим, которые исцелят рану его души.

    Однажды Петр вместе с другими учениками ловил рыбу. Они рыбачили всю ночь, но ничего не поймали. И вдруг видят на берегу фигурку человека. Кто это? Не так просто разглядеть на таком расстоянии, да еще в предрассветной мгле. А когда уже настало утро, Иисус стоял на берегу; но ученики не узнали, что это Иисус. … Он же сказал им: закиньте сеть по правую сторону лодки, и поймаете. Они закинули, и уже не могли вытащить сети от множества рыбы. Тогда ученик, которого любил Иисус, говорит Петру: это Господь. Симон же Петр, услышав, что это Господь, опоясался одеждою, — ибо он был наг, — и бросился в море (Ин 21:4—7).

    И тут они вспомнили, что точно так же Он их позвал в самом начале. И, как когда-то Иисус сказал: Я сделаю вас ловцами человеков, так и сегодняшний улов (они посчитали пойманных рыб, их было 153) показывает, что для них история только начинается. Сто пятьдесят три народа, по счету древних евреев, в то время населяло землю. А это значит, что ко всем этим народам отправятся апостолы, чтобы поведать о Распятом и Воскресшем. Как Он и предсказывал, чего Он от них и ждал.

    Когда апостолы испекли рыбу и все трапезничали, Иисус спросил: Симон Ионин! любишь ли ты Меня больше, нежели они? Петр говорит Ему: так, Господи! Ты знаешь, что я люблю Тебя (Ин21:15).

    И как трижды Петр отрекся от Христа, трижды следует вопрос: любишь ли ты Меня?

    Петр опечалился, что в третий раз спросил его: любишь ли Меня? и сказал Ему: Господи! Ты все знаешь; Ты знаешь, что я люблю Тебя!.. (Ин 21:17)

    Три раза воскликнул: люблю! — и вспомнил свое троекратное отречение...

    После Вознесения Христова Петр вместе с другими учениками принимает в день Пятидесятницы благодать Духа Святого. Впоследствии Петр — один из самых ярких деятелей Первохристианской Церкви. Он проповедует и в малых общинах, и среди толп народа. Сначала его проповедь протекает среди иудеев, но в Иоппии (ныне Яффа) апостол Петр удостаивается удивительного откровения. Вот как рассказывает об этом сам Петр: В городе Иоппии я молился, и в исступлении видел видение: сходил некоторый сосуд, как бы большое полотно, за четыре угла спускаемое с неба, и спустилось ко мне. Я посмотрел в него и, рассматривая, увидел четвероногих земных, зверей, пресмыкающихся и птиц небесных. И услышал я голос, говорящий мне: встань, Петр, заколи и ешь. Я же сказал: нет, Господи, ничего скверного или нечистого никогда не входило в уста мои. И отвечал мне голос вторично с неба: что Бог очистил, того ты не почитай нечистым. Это было трижды, и опять поднялось все на небо (Деян 11:5—10).

    После такого видения к Петру пришли люди, которые пригласили его с проповедью в Кесарию. Эти люди рассказывали, что некоему язычнику явился Ангел, который стал и сказал ему: пошли в Иоппию людей и призови Симона, называемого Петром; он скажет тебе слова, которыми спасешься ты и весь дом твой (Деян 11:13—14).

    Петр и другие апостолы, с которыми он поделился этим рассказом, сочли, что этим Господь дает однозначный знак: проповедь о Христе должна совершаться не только для евреев, но и для язычников.

    Таким образом, Петр положил начало проповеди среди язычников. Продолжателем же этой проповеди стал великий Павел.

    В 44 году евреи открывают гонения на христиан. Был убит один из Двенадцати — Иаков Зеведеев. Царь Ирод приказал схватить и посадить в темницу Петра. После пасхальных торжеств он намеревался предать смерти и его. Итак Петра стерегли в темнице, между тем Церковь прилежно молилась о нем Богу. Когда же Ирод хотел вывести его, в ту ночь Петр спал между двумя воинами, скованный двумя цепями, и стражи у дверей стерегли темницу. И вот, Ангел Господень предстал, и свет осиял темницу. Ангел, толкнув Петра в бок, пробудил его и сказал: встань скорее. И цепи упали с рук его. И сказал ему Ангел: опояшься и обуйся. Он сделал так. Потом говорит ему: надень одежду твою и иди за мною. Петр вышел и следовал за ним, не зная, что делаемое Ангелом было действительно, а думая, что видит видение. Пройдя первую и вторую стражу, они пришли к железным воротам, ведущим в город, которые сами собою отворились им: они вышли, и прошли одну улицу, и вдруг Ангела не стало с ним. Тогда Петр, придя в себя, сказал: теперь я вижу воистину, что Господь послал Ангела Своего и избавил меня из руки Ирода и от всего, чего ждал народ Иудейский (Деян 12:5—11).

    И апостол Петр продолжил свою проповедь. Предание говорит, что, уйдя из Иерусалима, он пришел в Рим, где и возглавлял Церковь на протяжении более двадцати лет.
    В Риме есть так называемая Аппиева дорога. По ее булыжникам, где когда-то гремели подкованными подошвами сандалий римские легионеры, сейчас проносятся легкие авто. Иногда встретится туристический автобус, переваливающийся с боку на бок на неровностях древней дороги. Тогда, чтобы тебя не задело, приходится прижиматься к стене — это очень узкая дорога. Огораживающая ее стена помнит апостола Петра…

    При выходе из города, где античная стена заканчивается, можно увидеть маленький средневековый храм. Многие слышали о древней легенде, отраженной в романе Генриха Сенкевича «Камо грядеши?» Апостол Петр, услышав, что император Нерон замышляет убить его, решил покинуть Рим. И на старой дороге, при выходе из города, он повстречал Иисуса Христа. Пораженный Петр воскликнул: «Domine, quo vadis?» — «Господи, куда идешь?» Спаситель ответил: «Иду в Рим, чтобы снова распяться». Устыдившийся Петр повернул назад, в город, где был схвачен и казнен.
    Маленький храм построен на том самом месте, где Петр повстречал Христа. Здесь сохранено место, на котором стоял Христос. Храм украшен древними иконами, фреской, изображающей распятие апостола Петра. Это очень странное распятие: оно… перевернуто. Апостол, когда его привели на место казни, заявил, что считает себя недостойным быть распятым так же, как распяли Христа. Тогда Петра прибили ко кресту, и под улюлюканье потешающейся толпы подняли на кресте вверх ногами. Это произошло около 66 года в цирке Нерона...

    Там, в садах за цирком Нерона, апостола Петра и похоронили. Менее чем через 300 лет император Константин приказал построить на этом месте храм. Сам цирк был превращен в обширную площадь.

    В Средние века обветшавший храм, построенный Константином, был разобран. На этом месте воздвигнут самый большой христианский храм в мире: Собор святого апостола Петра.


    Автор — редактор сайта "Азбука веры" ***165
     

Поделиться этой страницей